«В России беспорядков не будет»

24 января 2012 - Админ

«В России беспорядков не будет»

Глава оргкомитета ЧМ-2018 о ходе подготовки России к турниру

  • Комментарии
  • Текст

— 18.06.12 10:04 —


ТЕКСТ: Сергей Демидов (Варшава)

ФОТО: ИТАР-ТАСС



Алексей Сорокин (справа) и глава департамента ФИФА по проведению ЧМ Юрген Мюллер

Алексей Сорокин (справа) и глава департамента ФИФА по проведению ЧМ Юрген Мюллер


Глава оргкомитета «Россия-2018» Алексей Сорокин рассказал «Газете.Ru» о ходе подготовки к чемпионату мира. Сорокин уверен, что беспорядков, подобных варшавским, в России не произойдет, проблема расизма будет решена, а в регионах найдутся частные инвесторы, желающие увековечить свое имя при подготовке к ЧМ-2018.


Глава оргкомитета по подготовке к чемпионату мира по футболу «Россия-2018» Алексей Сорокин три дня провел в Варшаве, где в рамках программы УЕФА Observer знакомился с опытом польских коллег при проведении чемпионата Европы. Накануне инспекционных поездок комиссии ФИФА в Казань, Нижний Новгород, Самару, Саранск и Волгоград, которые пройдут с 18 по 22 июня, Сорокин ответил на вопросы «Газеты.Ru».


– С какой миссией вы приехали в Варшаву?
– Мы приехали принять участие в программе УЕФА «Наблюдатель» для всех будущих организаторов чемпионатов мира и Европы. То есть сюда приехали бразильцы, которые проведут ЧМ-2014, французы – Евро-2016, российская делегация – ЧМ-2018 и катарцы – ЧМ-2022. В целом, поездка была очень полезной. Уровень организации этой программы впечатляет.


– Расскажите подробнее о том, что вы видели, где были.
– Мы посетили объекты Евро-2012 с рассказами о них ответственных лиц: это стадион с подробным описанием всех его функций, железнодорожный вокзал, фан-зона, медиа-центр – то есть все объекты, за которые отвечает УЕФА при проведении чемпионата Европы. Причем параллельно в презентациях участвуют эксперты ФИФА, которые рассказывают о главных отличиях чемпионата Европы от чемпионата мира.


– Какие же главные различия?
– Главное отличие – масштаб, конечно: количество команд и матчей, разветвленность мероприятий.



На Евро нет таких серьезных культурных отличий как на ЧМ.



Есть тонкие различия. Например, УЕФА при проведении чемпионата Европы с организационной точки зрения полагается на свое подразделение UEFA Events. А ФИФА разделяет эти функции между оргкомитетом и сотрудниками ФИФА, но с большим уклоном в сторону оргкомитета. И у нас сложилось впечатление, может быть ошибочное и меня поправят, что здесь роль экспертов УЕФА выше, чем у аналогичных людей при проведении чемпионата мира. Это, наверное, главное. Есть также отличия в брендинговых подходах, обслуживании спонсоров, но они незначительные.


– Вы говорили о культурологических отличиях. Наверняка УЕФА и ФИФА, которые всеми силами борются с расизмом, делают особый упор на этой проблеме.
– Да, мировая футбольная общественность всерьез занялась данной проблемой. Всех это стало раздражать и с расизмом борются на всех уровнях. Думаю, все на верном пути. Сразу победить расизм невозможно, поскольку явление, на самом деле, носит точечный, а не глобальный характер. Но я уверен, что со временем само футбольное сообщество выдавит этих людей, которые таким нехорошим образом самовыражаются.


– Чувствуете, что у России в этом плане есть репутация неблагополучной страны?
– Проявления расизма характерны для многих стран. Да, всплески этого явления случаются и у нас, мы этого не скрываем. Но главное – не сама проблема, а то, как она решается властью – и не только футбольной. Мне кажется, у нас этот маховик начинает раскручиваться.


Создан фонд по борьбе с расизмом, РФС предпринимает определенные шаги, мы занимаем вполне четкую позицию по проблеме…



Чтобы минимизировать подобные риски, у России есть еще шесть лет.



– Одна из самых актуальных тем в ходе этого чемпионата Европы – беспорядки болельщиков. Эта тема обсуждалась в ходе визита?
– Очень мимолетно. Просто упомянули, что это пока единственный эпизод, омрачивший турнир. Я говорил с представителями ФИФА, УЕФА и такие эпизоды, конечно, огорчают. Но не надо все валить на одну сторону – виноваты все. Мы видели видеозаписи произошедшего – это уже не футбол, а чистое хулиганство, с которым должны бороться правоохранительные органы страны.


– Есть опасения, что через шесть лет в России может произойти нечто подобное?
– Нет. Уверен, что мы обеспечим безопасность на должном уровне. Да и просто у нас такой воинствующей нетолерантности неоткуда взяться. Все болельщики в России будут чувствовать себя комфортно. Беспорядки, произошедшие в Варшаве, не возникли из ниоткуда – этому способствовали соответствующие настроения в обществе. Я постоянно читал интервью каких-то польских товарищей, которые обвиняют Россию в том, что у них с экономикой что-то не в порядке и прочие глупости. У нас я такого просто не наблюдаю.


– Как вы отнеслись к решению УЕФА об условном снятии со сборной России шести очков в отборочном турнире к Евро-2016?
– Насколько я понимаю, это было не из-за стычек за пределами стадиона, а конкретно за эпизод с избитым стюардом.


– Даже не столько за само избиение, а за последовавшую реакцию, когда этих фанатов стали оправдывать.
– Мне трудно комментировать решение УЕФА. Оно, конечно, очень строгое, но и эпизод нас не красит.


– Есть мнение, что УЕФА таким образом воспитывает Россию в преддверии чемпионата мира.



– Если бы нас воспитывала ФИФА, я бы понял. А про УЕФА сложно что-то сказать.



Если это так, то метод воспитания достаточно странный. Не пустить нас на Евро-2016? Все-таки отсутствие шести очков – серьезный фактор, который может обеспечить нам непопадание на турнир.


– Комиссия ФИФА уже посетила восемь городов, претендующих на проведение матчей чемпионата мира. Можете сказать, какой город произвел наибольшее впечатление, какой – наименьшее?
– Разговор о городах у нас происходит очень комплексно, и нельзя сказать, что вот этот город понравился, а этот нет. В ходе инспекции нет места эмоциональной оценке. Главная цель сейчас – сбор информации по отдельным аспектам: риски, связанные со строительством стадионов, транспорт, аэропорты, размещение болельщиков, обеспечение связи и коммуникаций и так далее. Представители ФИФА достаточно профессиональны, чтобы не высказывать поверхностного мнения из области «понравилось – не понравилось». Комиссия ФИФА следует длинному списку с галочками. Конечно, и для нас, и для них очевидно, что завтра Россия не готова принять чемпионат мира, но они видят сколько делается, а главное – с каким энтузиазмом относятся в наших регионах к подготовке к чемпионату мира. Они видят, что помимо желания есть и государственная поддержка. Так что общее впечатление, думаю, позитивное.



Безусловно, города еще не готовы, но члены ФИФА не стесняются указывать на недостатки. Так что в широком смысле визиты комиссии ФИФА – это диалог с российской стороной.



– ФИФА оценивает города по пяти основополагающим факторам, насколько я знаю. Это текущая обеспеченность городов инфраструктурой, уровень социально-экономического развития, инвестиционная программа подготовки к турниру, концепция проведения чемпионата мира, а также эффективное использование наследия турнира.
– Все верно, только эти критерии потом делятся еще на 31 пункт.


– ФИФА делится с вами результатами визитов?
– Они все скажут, когда будет подготовлен общий отчет. Сейчас, конечно, они этого не делают. Нам предстоит посетить еще пять городов, потом информация будет обрабатываться, будут задаваться дополнительные вопросы. К середине июля эту работу мы закончим.


– Согласно требованиям ФИФА, Россия сделает проезд наземным транспортом между городами-организаторами для болельщиков бесплатным. Но в решении есть странная фраза про то, что бесплатным он будет за 18 часов до матча и после. То есть, грубо говоря, если встреча начинается в 20.00, то болельщик сможет уехать лишь в два часа ночи? И как быть с часовыми поясами?
– Безусловно, детали мы еще будем обсуждать. Но в любом случае сделаем все, чтобы права болельщиков не ущемить. Обещания бесплатного проезда действительно есть, мы их выполним, но подробная схема станет ясна все же ближе к 2018 году.


– Вас не беспокоит ситуация в Санкт-Петербурге, где снова возникли проблемы со строительством стадиона? Сообщалось, что в этом году стройка вовсе не финансировалась.
– Абсолютно никакого. К тому же, из сообщений, которые мы читаем, на самом деле ничего непонятно. Одна сторона говорит, что финансирование прекращено, другая – что нет. В момент, когда была презентация стадиона, а это единственная официальная позиция городских властей, которой мы следуем, все было в порядке.



Но даже если какие-то проблемы с финансированием существуют, я уверен, что арена будет построена вовремя.



– На какой объем частных инвестиций вы рассчитываете?
– В каждом регионе процесс будет происходить по-разному. Например, более или менее понятна бизнес-модель строительства стадиона в Краснодаре: в равных частях его будет финансировать региональный бюджет, государство и частные инвесторы. При этом если частный инвестор захочет расширить долю своего участия, он сможет это сделать. Конечно, все заинтересованы, чтобы доля частного капитала была как можно большей, что позволит снять нагрузку с бюджета страны и регионов. Мы будем к этому стремиться.


– Вы рассчитываете на деньги таких людей как Роман Абрамович, Сулейман Керимов?
– Конкретно по фамилиям мне трудно что-то ответить. Каждый инвестор должен сам определиться с коммерческим интересом при подготовке к чемпионату мира. Не последнюю роль здесь играет любовь к самой игре.



Но я уверен, что в каждом регионе найдутся люди, небезразличные к футболу, которые захотят увековечить свое имя при финансировании объектов, которые прослужат 30-40 лет точно.



– Вы не думали о привлечении к инвестированию обычных людей? За определенную сумму, например, болельщик получал бы именное сидение или плитку на своеобразной аллее славы?
– Это должен делать заказчик. Оргкомитет – не заказчик строительства стадионов. Мы – организаторы чемпионата мира, труппа, которая пользуется зданием театра.


– В правительстве за подготовку чемпионата мира отвечает Игорь Шувалов. Какое участие он принимает в работе оргкомитета?
– Активное. Все насущные вопросы высокого уровня ему, конечно, знакомы. Чаще мы встречаемся с непосредственным руководителем, министром спорта Виталием Мутко. Его тоже мелочами стараемся не беспокоить, но совещания проходят не реже раза в неделю. То есть выстроена определенная иерархия, которая довольно успешно функционирует.


– Недавно вы вошли в состав оргкомитета чемпионата мира-2014 в Бразилии. Какие функции вы исполняете?
– Это совещательный орган, который собирается раз в четыре-пять месяцев. В основном заседания состоят из различных презентаций от бразильцев и ФИФА. Дальше происходит обсуждение различных вопросов – мы смотрим, как это происходит, учимся. Понимаем, какие вопросы вызывают наибольшую озабоченность со стороны ФИФА.


– Издалека кажется, что у Бразилии огромное количество проблем.
– Понимаете, многое мы узнаем из средств массовой информации, но они бывают необъективны. Но в любом случае я лично состояние дел в Бразилии комментировать не могу по многим причинам, в том числе политического свойства. Надеюсь, что также не будут комментировать нашу работу коллеги из Катара (смеется). Уверен, что чемпионат мира в Бразилии будет прекрасно организован. Это чудесная страна, с очень дружелюбными людьми, с отличным климатом, богатыми традициями. Там всем будет весело. Это страна-праздник – с утра и до вечера.


– Именно это и беспокоит. Спасибо за ваши ответы.


Другие новости и материалы можно посмотреть на странице чемпионата мира 2018 года.



Источник - http://www.gazeta.ru/
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1620 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!